Кафедра Радиоэлектронных Систем

Поволжский Государственный
Университет Телекоммуникаций и Информатики

Главный сайт

Как появилось радио?


2015 год – это год 120-летия возникновения радио. Возникновение радио обычно связывают с двумя именами: нашим соотечественником Александром Степановичем Поповым и итальянцем Гульельмо Маркони. В течение долгого времени в научно-технических кругах шли споры о том, кому из них принадлежит приоритет в изобретении радио. В настоящее время эти споры поутихли. Однако какие-то сомнения остаются до сих пор, о чём свидетельствуют дискуссии, время от времени вспыхивающие в безбрежном пространстве всемирной паутины Интернет. В ходе этих дискуссий об изобретении радио появляются другие имена как известных, так и малоизвестных исследователей, чьи работы приближали появление радио.

Так в России изобретателем радио считается Александр Попов. В Италии и Великобритании приоритет в изобретении радио закрепился за Гульельмо Маркони. В Соединённых Штатах и Сербии считают, что радио изобрёл Никола Тесла. Во Франции родоначальником радио считается Эдвард Бранли, в Германии – Генрих Герц, в Белоруссии – Яков Наркевич-Иодко. В общем, круг лиц, так или иначе имеющих отношение к появлению радио, довольно обширен. Интересующихся вопросами истории изобретения радио авторы отсылают к статье «Хронология радио» в интернет-энциклопедии «Википедия» и к книге «История радио», написанной авторами этой статьи и изданной в издательстве нашего университета в 2011 году.

Авторы этой статьи не ставят своей задачей вновь устанавливать приоритет в изобретении радио. Желание авторов – показать, что появление радио как способа передачи сообщений без проводов не было продуктом одномоментного прозрения одного гения, а стало логическим завершением многолетнего труда многих учёных разных стран, работавших в области исследования электромагнитных явлений.

Итак, опишем по порядку, как появилось радио.

Первый шаг на пути к появлению радио сделал датский физик профессор Ханс Кристиан Эрстед. Он в 1820 году сделал свое знаменитое открытие, описанное им в брошюре «Опыты, относящиеся к действию электрического конфликта на магнитную стрелку». Эрстед называет процесс, происходящий в проволоке, соединяющей полюсы гальванической батареи, не током, а «конфликтом». Результатом этого «конфликта» является разогревание проводника, причем Эрстед считал, что нагревание проволоки необходимо для получения эффекта. Опыты над действием тока на магнитную стрелку привели Эрстеда к важному выводу, что «электрический конфликт, по-видимому, не ограничен проводящей проволокой, но имеет довольно обширную сферу активности вокруг этой проволоки». Иначе говоря, Эрстед обнаружил вокруг проволоки с током магнитное поле, т.е. явление, именуемое электромагнетизмом. Далее Эрстед пишет: «Кроме того, из сделанных наблюдений можно заключить, что этот конфликт образует вихрь вокруг проволоки». Другими словами, магнитные силовые линии окружают проводник с током, или электрический ток является вихрем магнитного поля.

30 октября 1820 года французские физики Жан Батист Био и Феликс Савар сделали доклад об экспериментально установленном ими законе действия электрического тока на магнитный полюс (закон Био-Савара). Французский физик и математик Пьер Симон Лаплас облек закон Био— Савара в математическую форму элементарного взаимодействия между элементом тока и намагниченной точкой. Это были первые кирпичики, заложенные в фундамент электродинамики, которая впоследствии породила и радио.

Существенный вклад в изучение электромагнетизма внес французский физик Андре Мари Ампер, назвавший новую область физики «электродинамикой», и это название прочно вошло в язык физики. В том же 1820 году Андре Мари Ампер, французский учёный, открыл механическое взаимодействие токов и сформулировал закон этого взаимодействия (закон Ампера).

Мощный толчок развитию электродинамики дал английский физик Майкл Фарадей. В 1821 году под влиянием открытия Эрстеда он написал в своём дневнике: «Превратить магнетизм в электричество». Эта фраза стала научной программой исследований Фарадея на протяжении десяти последующих лет и привела к открытию в 1831 году электромагнитной индукции. Поразительная интуиция Фарадея позволила ему вскоре после открытия электромагнитной индукции прийти к идее электромагнитных волн. Он считал эту идею чрезвычайно важной и был совершенно прав.

Следующий крупный шаг на пути к радио сделал британский физик и математик профессор экспериментальной физики в Кембридже Джеймс Клерк Максвелл. Он развил и теоретически обосновал открытия Фарадея и придал идеям Фарадея строгую математическую форму.

В 1855 году Максвелл приступил к циклу своих основных работ по электродинамике. В течение 1855-1862 годов им были опубликованы статьи «О физических силовых линиях» и «О фарадеевых силовых линиях». В 1864 году Максвелл математически доказал, что любое электрическое волнение может оказывать эффект на значительном расстоянии от точки, где оно произошло, и предсказал, что электромагнитная энергия может передаваться в направлении от источника в виде волн, перемещающихся со скоростью света. В 1869 году все основные закономерности поведения электромагнитного поля им были установлены и сформулированы в виде системы четырёх уравнений, получивших название уравнений Максвелла, которые он опубликовал в статье «Динамическая теория электромагнитного поля». Именно Максвелл ввёл понятие «эфира» - носителя электромагнитных волн. Однако это была только теория, которая многими учёными отвергалась. Исследования Максвелла в области электромагнитного поля были завершены публикацией в 1973 году двухтомной монографии «Трактат об электричестве и магнетизме».

В 1865 году американский дантист Малон Лумис заявил о том, что открыл способ беспроволочной связи. Связь осуществлялась при помощи двух электрических проводов, поднятых двумя воздушными змеями, один из них с размыкателем был антенной передатчика, второй — антенной приёмника. При размыкании от земли цепи одного провода отклонялась стрелка гальванометра в цепи другого провода. В 1868 году Лумис заявил, что повторил свои опыты перед представителями конгресса США, послав сигналы на расстояние 22,5 километра. Лумис не знал, как и почему происходит обнаруженное им явление, поскольку научной базы по изучению радиоволн в то время ещё не было. Она появилась линь в 1887 году через год после смерти Лумиса, когда Генрих Герц экспериментально подтвердил теорию Максвелла. Однако в 1872 году Лумис получил патент на средства «создания электрического тока для телеграфической связи и других целей без помощи проволоки, батарей или проводов». Президент США Грант подписал закон о финансировании опытов Лумиса, однако финансирование так и не было открыто. К сожалению, никаких достоверных данных о характере экспериментов Лумиса, равно как и чертежей его аппаратов не сохранилось. Американский патент также не содержит детального описания устройств, использованных Лумисом. Тем не менее, опыты Лумиса в хронологии истории радио зафиксированы.

Следующий очень важный этап в рождении радио связан с именами немецкого физика Генриха Герца и английского физика Оливера Лоджа. В Германии молодой учёный Генрих Герц, вдохновившись опубликованными Максвеллом работами по электродинамике, решил посвятить себя экспериментальному доказательству реального существования электромагнитных волн. Приборы, которые Герц использовал для этих экспериментов, были несложными. В качестве источника электромагнитных волн Герц применил индуктор с искровым разрядником и осциллятор, представлявший собой два металлических шара, соединённые длинными тонкими изолированными проволоками. Шары отстояли друг от друга на расстоянии 0,5 миллиметра. Когда в индукторе накапливался достаточно большой электрический заряд, между шарами осциллятора проскакивали искры. Приёмник Герца представлял собой разрезанное проволочное кольцо. Когда в осцилляторе проскакивали искры, в разрезе кольца по мнению Герца также должны были проскакивать искры как следствие воздействия электромагнитных волн на проволочное кольцо. В конечном итоге Герц нашел то, что искал - крохотную искорку. И перенося свой приемник из одного края комнаты в другой, он смог составить схему возводимых его аппаратом волн. Герц тщательно изучил и экспериментально проверил расчеты Максвелла. Его опыты стали триумфом экспериментальной науки. Таким образом в 1887 году Герц экспериментально доказал реальное существование электромагнитных волн. Результаты своих опытов в том же году Герц опубликовал в статье «Об очень быстрых электрических колебаниях». Ещё более фундаментальная работа «Об электродинамических волнах в воздухе и их отражениях» Герц опубликовал 1888 году. Экспериментальное открытие электромагнитных волн было величайшим достижением Герца. Однако Герц считал, что его открытие было не практичнее открытия Максвелла. Он утверждал: «Это абсолютно бесполезно. Это только эксперимент, который доказывает, что маэстро Максвелл был прав. Мы всего-навсего имеем таинственные электромагнитные волны, которые не видны глазом, но они есть». На вопрос одного студента: «И что же дальше?» Герц пожал плечами и ответил: «Я предполагаю - ничего». Но он ошибся. Открытие Герца привело к настоящей революции в области коммуникаций в следующем 20-ом веке.Но даже на теоретическом уровне достижения Герца были сразу отмечены учеными как начало новой «электрической эры».В 1891 английский математик и физик сэр Оливер Хевисайд скажет по этому поводу: «Три года назад электромагнитных волн не было нигде, теперь они есть везде».

В Англии молодой профессор физики Оливер Лодж тоже многие годы восторгался идеей существования электромагнитных волн, но не имел свободного времени на разработку эксперимента с целью их обнаружения. Но однажды в начале 1888 года, работая над экспериментом по молниезащите, он заметил нечто необычное. Устанавливая оборудование и пуская по медным проводам переменный ток, Лодж заметил между проводами какое-то свечение. Немного изменив настройки прибора, он пришел к выводу, что светящиеся сегменты складываются в определенную схему. Голубое свечение и голубые искры возникали на отдельных участках расположенных на равных промежутках друг от друга проводов. Ученый понял, что это высшие и низшие точки невидимой электромагнитной волны. Лодж доказал правоту Максвелла. Наконец, по чистой случайности Лодж воссоздал максвелловские электромагнитные волны вокруг проводов. Взволнованный своим открытием, Лодж решил объявить о нём на летнем ежегодном собрании, организованном британской ассоциацией. Но сначала он отправился в отпуск. Как оказалось, момент для этого он выбрал не самый удачный. Из отпуска Лодж вернулся отдохнувшим и готовым к сообщению о своём открытии на заседании британской ассоциации. На встрече британской ассоциации собралось очень много слушателей. Лодж думал, что сообщение о том, что он открыл волны Максвелла, будет триумфальным. Однако его именитый друг, математик Фицджеральд, выступая с приветственной речью перед собравшимися, объявил, что только что Генрих Герц обнародовал потрясающие результаты: он зафиксировал волны Максвелла, перемещающиеся в пространстве. «Мы отняли молнию у самого Юпитера и поработили всеобъемлющий эфир» - сказал Фицджеральд. Триумф профессора Оливера Лоджа не состоялся. Профессор Оливер Лодж лишился лавров первооткрывателя электромагнитных волн, его в последний момент опередил Генрих Герц.

После смерти Герца в 1894 году сэр Оливер Лодж заметил: «Герц сделал то, что не смогли сделать именитые английские физики. Кроме того, что он подтвердил истинность теорем Максвелла, он сделал это с обескураживающей скромностью».

Французский физик профессор Парижского Католического университета Эдуар Бранли увлёкся исследованиями в области электричества в 1875 году. Эдуар Бранли серьезно интересовался возможностью применения электричества в терапии. В парижских больницах Бранли проводил лечебные процедуры электрическим и индукционным токами. Одновременно в физической лаборатории университета Бранли исследовал поведение металлических проводников и гальванометров при воздействии электрических зарядов. Известность Бранли принесло изобретённое им устройство, которое называли «трубка Бранли». Это была стеклянная трубка, заполненная металлическими опилками. При включении трубки Бранли в электрическую схему, содержащую батарею и гальванометр, она работала как изолятор. Однако если на некотором расстоянии от трубки возникала электрическая искра, то трубка Бранли начинала проводить ток. Когда же трубку слегка встряхивали, то трубка вновь становилась изолятором. Реакция трубки Бранли на искру наблюдалась в пределах помещения лаборатории (до 20 м). Это явление было описано Бранли в 1890 году. Своё изобретение Бранли назвал «радиокондуктором», положив начало применению термина "радио".

По мнению историков, Бранли никогда не задумывался о возможности передачи сигналов. Он интересовался главным образом параллелями между медициной и физикой и стремился предложить медицинскому миру интерпретацию проводимости нерва с помощью заполненных металлическими опилками трубок.

Впервые публично продемонстрировал связь между проводимостью «радиокондуктора» Бранли и электромагнитными волнами британский физик Оливер Лодж. В 1889 году он объединил передатчик Герца с оригинальным приёмником собственной конструкции. Приёмник Лоджа состоял из антенны (вибратора), детектора и гальванометра. Детектором служил, как и у Герца, миниатюрный искровой промежуток с той лишь особенностью, что зазор между электродами бал уменьшен до минимума, за которым следовало их соприкосновение. В 1889 году Лодж обнаружил, что при действии на такой детектор электрического разряда электроды как бы сцепляются, сопротивление разрядника резко уменьшается, в результате цепь остаётся замкнутой и после прекращения действия волн. Для разрыва контакта и приведения приёмника в готовность к приему следующего сигнала требовалось лёгкое встряхивание детектора. При присоединении параллельно искровому промежутку чувствительного гальванометра в цепи детектора до его встряхивания отмечался небольшой ток, вызванный контактным электричеством. Отклонение стрелки гальванометра облегчало наблюдение приема сигналов, но эффект был слабым и неустойчивым. При включении последовательно с гальванометром батареи и электрического звонка при сцеплении контактов детектора в цепи протекал достаточно большой ток, и прием сигнала четко отмечался не только гальванометром, но и звонком. Слабый сигнал в этом случае управлял значительно более сильным током от батареи, таким образом, достигалось усиление сигнала.

Если механические вибрации якоря звонка передавались детектору, то контакт разрывался, и звонок отключался до следующего воздействия волн. Используя греческий эквивалент слова "сцепление", Лодж назвал свой приемник со сцепляющимися электродами искрового промежутка "когерером". Он сообщил о нем в докладе в 1890 г. Затем Лодж предложил и другую конструкцию когерера, более чувствительную и более простую в регулировке. В этом варианте металлическое острие иглы касалось окисленной поверхности алюминиевой пластинки. Сходную конструкцию имели впоследствии кристаллические детекторы, основанные на ином принципе и получившие распространение в устройствах радиосвязи с начала 1900-х годов. Во втором варианте своего когерерного приемника Лодж воспользовался радиокондуктором взамен единичного контакта. Для встряхивания порошка служил молоточек, связанный с пружинный часовым механизмом, который, работая непрерывно, поддерживал когерер в постоянной готовности к приему сигналов.

Итоги работ Лоджа были доложены им в июне и августе 1894 г. и тогда же были опубликованы. Доклады сопровождались демонстрациями приема радиосигналов от передатчика, находившегося вне здания. Для воспроизведения сигналов служил гальванометр, применяемый на кораблях для внутрисудовой телеграфной сигнализации: принимались "точки" и "тире" кода Морзе. Лодж сообщил также, что его приемник принимает волны от отдаленных грозовых разрядов и что чувствительность его приемника позволяет увеличить дальность сигнализации до полумили.

Почему же Оливер Лодж не «изобрёл» радио? Сам он так объяснил этот факт: «Я был слишком занят работой, чтобы браться за развитие телеграфа или любого другого направления техники. У меня не было достаточного понимания того, чтобы почувствовать, насколько это окажется экстраординарно важным для флота, торговли, гражданской и военной связи».

Ещё одним человеком, который сыграл заметную роль в появлении радио, следует считать сербского изобретателя Николу Тесла. Именно он был первым, кто запатентовал изобретение, позволяющее получать быстрым и надежным способом переменный ток, использовавшийся в радиосвязи. Согласно сегодняшней классификации данный генератор переменного тока был способен работать в диапазоне самых низких радиочастот или сверхдлинных радиоволн.

В 1891 году Тесла в ходе публичного выступления подробно описал и продемонстрировал принципы работы радиосвязи. В самом начале 1893 года он начал изучать беспроводную связь. Результатом исследовательской деятельности стало изобретение им мачтовой антенны, а в 1893 году им был сделан первый в мире волновой радиопередатчик. Однако Тесла не стал развивать свои работы в области беспроводной связи. Его главным увлечением была беспроволочная передача энергии.

В начале 1895 года Попов заинтересовался опытами Лоджа и попытался воспроизвести их, построив собственную модификацию приёмника Лоджа. 7 мая 1895 года на заседании Русского физико-химического общества в Санкт-Петербурге Александр Степанович Попов читает лекцию "Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям". На лекции, воспроизводя опыты Лоджа, Попов продемонстрировал прибор, возникший из установки для учебной демонстрации опытов Герца, построенной им с учебными целями ещё в 1889 году. Передатчиком служил вибратор Герца. Главное отличие приёмника Попова от приёмника Лоджа состояло в том, что у Лоджа к стеклянной трубке приставлялся автоматический ударник, который бил по ней регулярно. Попов ввёл в схему автоматическую обратную связь: от радиосигнала срабатывало реле, которое включало звонок, и одновременно срабатывал ударник, ударявший по стеклянной трубке с опилками. В своих опытах Попов использовал заземлённую мачтовую антенну, изобретенную в 1893 году Николой Тесла.

Современники Попова признавали, что его конструкция представляла собой прибор, который впоследствии был использован для беспроводной телеграфии. Сам Попов приспособил прибор для улавливания атмосферных электромагнитных волн и дал ему название "грозоотметчик". В это время в мире не существовало ни одного радиопередатчика. Но А.С. Попов решил создать его. Уже в начале 1896 года в своей статье «Прибор для обнаружения и регистрации электрических колебаний», опубликованной в 1896 году в журнале Русского физико-химического общества, Попов писал: «В соединении с вертикальной проволокой длиной 2,5 метра прибор отвечал на открытом воздухе колебаниям, произведённым большим герцевым вибратором (квадратные листы 40 сантиметров в стороне) с искрой в масле, на расстоянии 30 сажен. При дальнейшем усовершенствовании мой прибор может быть применён к приёму сигналов на расстоянии при помощи быстрых электрических колебаний, как только будет найден источник таких колебаний, обладающий достаточной энергией».

В марте 1986 года А.С. Попов достиг своей цели: впервые в истории он осуществил внятную беспроволочную передачу и приём сигналов на расстоянии 250 метров: он передал слова «Генрих Герц» азбукой Морзе. Попов хотел опубликовать своё изобретение, однако Морское ведомство, где он служил, запретило публикацию его изобретения. Попову пришлось подчиниться. Работа в Морском ведомстве накладывала определенные ограничения на публикацию результатов исследований, поэтому, соблюдая данное клятвенное обещание о неразглашении сведений, составляющих секретную информацию, Попов не опубликовал новых результатов своих работ.

В то время, когда в России А.С.Попов успешно завершил первые опыты по созданию системы телеграфии без проводов, (их результаты были опубликованы в одиннадцати изданиях), в Италии, как стало известно значительно позже, к подобным опытам проявил интерес Гульельмо Маркони (1874–1937), ставший впоследствии известным коммерсантом в области радиотехники.

Отсутствие документальных свидетельств о ранних работах молодого Маркони вынуждало разных авторов оттенять только те или иные технические и бытовые подробности его деятельности. При этом записи делались спустя много лет, по воспоминаниям самого Маркони или других лиц с его слов. В частности, это были его друг и первый биограф (они встретились только в июле 1897 г.), дочь ученого (родившаяся в 1908 г.) и садовник Марчи в поместье отца, не умевший писать и рассказавший своему сыну о тех днях, когда он помогал экспериментировать «ныне известному Гульельмо Маркони». Сын записал воспоминания и запись передал в Маркониевское общество в Риме.

Произведенные Г. Маркони в этот период усовершенствования в передаче сигналов не имеют точно зафиксированных дат. Они не выходили из стен домашней мастерской и оставались его личным достоянием. Его предложение внедрить систему беспроволочного телеграфирования на родине было отклонены итальянским Министерством почт и телеграфов, и в феврале 1896 г. двадцатидвухлетний Маркони отбыл в Англию, на родину своей матери, чтобы попытаться получить патент там.

Первые четыре месяца пребывания Г.Маркони в Англии, видимо, были связаны с доработкой предмета его изобретения. Впервые о работах Г.Маркони, относящихся к телеграфии без проводов, мировая печать заговорила только летом 1896 г., но без обсуждения подробностей технического характера. Эти публикации были связаны с тем, что, приехав в Англию, итальянец продемонстрировал передачу сигналов без проводов сотрудникам телеграфного ведомства Великобритании, а также представителям адмиралтейства и армии, причем использованная им аппаратура держалась в тайне, а ее устройство присутствующим показано не было. Сигналы передавались между зданиями Лондонского почтового управления. Сведения об этой передаче появились в печати как сенсация.

2 июня 1896 года после четырехмесячного пребывания в Лондоне он подал заявку на свое изобретение, тем самым создав первый документальный источник, дающий наиболее точное представление о начальном этапе его деятельности. В том же году, в сентябре 1896 г., Маркони осуществил радиосвязь в районе Солсбери на расстоянии 3/4 мили (около километра). В октябре 1896 г. в том же районе дальность радиосвязи достигла 7 км, в марте 1897 г. – 14 км. 2 июля 1897 Маркони получает британский патент № 12039, «Усовершенствования в передаче электрических импульсов и сигналов и в аппаратуре для этого». В общих чертах приёмник Маркони воспроизводил с некоторыми усовершенствованиями приёмник Попова (а по существу – приемник Лоджа), а его передатчиком служил вибратор Герца с усовершенствованиями Риги, соединённый с ключом Морзе, что и сделало возможным радиотелеграфную связь. Маркони использовал антенны большей длины для приёмника и передатчика, что позволило резко повысить дальность связи. Детектор Маркони был гораздо чувствительнее детектора Попова, что признавал и сам Попов. Маркони усовершенствовал радиокондуктор Бранли, заменив в нём железные опилки смесью ртути с никелевыми и серебряными опилками. Кроме того, для повышения чувствительности своего приемника Маркони использовал для питания звонка отдельную батарею.

Подробный доклад о работе Г.Маркони сделал главный инженер телеграфного ведомства Великобритании В.Прис, оказывавший ему помощь в работах в Англии. Доклад В.Г. Приса был сделан 4 июля 1897 г. в Королевском институте и носил название: «Передача сигналов на расстояние без проводов». Невольно возникает вопрос: почему о работе Г. Маркони делал доклад В.Г.Прис, а не сам автор изобретения? Ответ на него мы находим, сравнивая схемы приемника Г.Маркони, доложенной В. Присом в 1897 г., и приемника А.С.Попова, доложенной им в мае 1895 г. Наиболее удачную оценку работам Маркони дал английский инженер писатель-фантаст А.Кларк: «Он не был в полном смысле изобретателем. Идея носилась в воздухе. Еще до него происходили пробные передачи сообщений на небольшие расстояния. Но именно Маркони сыграл огромную роль в распространении радио, так как первым осознал его значение. Он основал коммерческую организацию по внедрению радио и сделал первую трансатлантическую передачу (1902), которую многие ученые считали невозможной из-за кривизны земной поверхности».

Что же касается сходства приёмника Маркони и приёмника Попова, то полезно привести примечание редакции журнала «Радио» к статье В. Марченкова «Первый радиотехник А.С. Попов» (Радио,№3, 1995): «Нет оснований считать, что Маркони заимствовал у Попова его схему, как нет оснований подвергать сомнению известные из воспоминаний сведения об экспериментах по беспроводной сигнализации с помощью электромагнитных волн, начатых им в 1985 году».

И Попов и Маркони использовали в своих экспериментах результаты свих предшественников и в первую очередь, говоря о приёмнике, работы Оливера Лоджа. А что Маркони пришёл к весьма близкому схемному решению приемника, то история науки и техники знает немало аналогичных случаев».

А.С. Попов отдавал должное работам Маркони. Он писал, что «Маркони первый имел смелость стать на практическую почву и достиг в своих опытах больших расстояний». Роль итальянского радиотехника в стремительном распространении и развитии радиосвязи велика.

7 мая с 1945 года в Советском Союзе было объявлено Днём Радио. В 1995 году ЮНЕСКО провело в этот день торжественное заседание, посвящённое столетию изобретения радио. Совет директоров Института инженеров электротехники и электроники (IEEE) отметил демонстрацию А. С. Попова как веху в электротехнике и радиоэлектронике. Статья в разделе «История» на официальном сайте IEEE утверждает, что А. С. Попов действительно был первым, но был вынужден подписать соглашение о неразглашении, связанное с преподаванием в Морской инженерной школе. На мемориальной доске «Milestone» отлита надпись, гласящая: «Вклад А. С. Попова в развитие электросвязи, 1895. 7 мая 1895 года А. С. Попов продемонстрировал возможность передачи и приема коротких и продолжительных сигналов на расстояние до 64 метров посредством электромагнитных волн с помощью специального переносного устройства, которое реагировало на электрические колебания, что стало определяющим вкладом в развитие беспроволочной связи». Аналогичная мемориальная доска установлена в Швейцарии. Она свидетельствует о том, что Маркони начал свои опыты по беспроволочной телеграфии 25 сентября 1895 г.

Радио называют одним из самых значимых достижений человеческого разума. Радио сегодня - это не только радиотелефонная и радиотелеграфная связь, радиовещание и телевидение, но и радиолокация, радиоастрономия, радиоуправление, спутниковые и наземные системы позиционирования и многие другие области техники, которые возникли и успешно развиваются благодаря выдающемуся изобретению нашего соотечественника А.С. Попова, а также настойчивости и упорству Г. Маркони, внесшему неоценимый вклад в распространение радиосвязи по всему миру.

Отдавая должное работам Попова и Маркони по практическому применению электромагнитных волн для передачи сообщений, не следует забывать и о роли их предшественников, без работ которых появление радио, возможно, задержалось бы на несколько десятилетий.

Но в целом,по мнению Л.Н. Никольского, словосочетание "изобретение радио" - это такая же нелепость, как, например, и "изобретение авиации", или "изобретение космонавтики".

 

к

 

Заслуженный работник связи РФ

профессор Тяжев А.И.

Заслуженный работник связи РФ

профессор Шилкин В.А.